Жажда украшаться

Жажда украшатся.  Золото и не только.

Жажда украшатся— ровесница человеческой истории. «До одеяния было украшение» — так начинается одна из работ. Посвященных этому вопросу.

Первое украшение служило амулетом. А именно, им скрепляли одежду, обувь, пояс, прическу. Вообще-то, многие символизировали могуще­ство владельца. Но все же главное предназначение украшения— доставлять удо­вольствие, недаром одно из значений французского сло­ва bijou помимо основного — драгоценность — еще и радость. Как известно наши предки любили украшать себя всем, что дарила природа, — цве­тами, перьями, морскими раковинами…

Жажда украшатся. Золото и не только.

Богатые египтяне всем украшениям пред­почитали золото. В свою очередь греки высокое искусство инкрустации переняли от египтян. А драгоценными камнями украшали не только себя, но и античные статуи.

В конце XVII века в Индии по старинке добывали алмазы и самоцветы, а меж тем на английских заводах уже было создано стекло, необыкновенное по чистоте, успешно имитирующее бриллианты. Его назвали английским хрусталем.

Но стекло применялось в качестве деше­вого заменителя благородных камней. Ко всему прочему с раз­витием технологий и ростом уровня жизни украшениями стал интересоваться и сред­ний класс. Теперь ценилось не только на­личие драгоценных камней, но и работа.

Во Франции был известен мэтр Георг Фредерик Страз. Его изделия из стекла и не­благородных металлов пользовались огром­ным спросом, а его фамилия стала названием имитаций драгоценных камней. Со временем появляются всемирно известные ювелирные бренды Tiffany&Со в Америке, Cartier во Франции, Bulgari в Италии.

Подделки? Шедевры!

Подделки? Шедевры!

Еще пару веков назад, делая бижутерию, ювелиры копировали фамильные драго­ценности. Благодаря их мастерству звенел простой металл, стекло оживало, подделка поражала изысканностью и изяществом. К слову сказать эти шедевры обманного искусства сегод­ня украшают многие музеи мира.

В свою очередь,великий Бенвенуто Челлини, скульптор и ювелир эпохи Возрождения, придумал подкладывать под оправу фольгу, которая усиливала сверкание не слишком драгоцен­ного камня и умножала его стоимость.

Пик производства бижу пришелся на 30-е годы XX века. В то время “недорогой” бижутерией считались изделия из позолоченного серебра или серебра со вставками полудрагоценных камней (топаз, аметист, цитрин), некоторых органических матери­алов (жемчуг, коралл), эмалей. С годами бижу “дешевела”, но вида не теряла.

Как это ни странно, способов ювелирного “обмана” суще­ствовало немало. К примеру, обжигом мож­но улучшить цвет некоторых камней: из желто-красных топазов получаются светло- красные, а голубой сапфир становится во­дянисто-светлым и имитирует алмаз. Остается вопрос, можно ли считать ими­тацией драгоценные камни, созданные в лабораториях, ведь даже специалисты не могут отличить их от настоящих, про­лежавших веками в земле: они не отлича­ются ни способностью преломлять свет, ни цветовой игрой, ни блеском. Веками человечество мечтало и наконец научилось изготовлять искусственные, но в то же время настоящие драгоценные камни, например фианит (Физический институт академии наук — ФИАН), корунд, рубин…

Коротко говоря, бижутерия как искусство родилась, ког­да ювелиры создали украшения, совершен­но неотличимые от подлинников, стоивших миллионы. Ну а XX век стал эпохой расцвета оригинальной бижутерии. И как бы то нибыло, с 1925 года, сменив ювелирных стрекоз, бабочек и том­ные ирисы модерна, в моду входят украше­ния в стиле ар-деко (Art Deco), в которых преобладает геометрическая динамика линий и открытые цвета.

Жажда украшатся. Недорогая роскошь.

Жажда украшатся. Недорогая роскошь.

Пришло время Шанель и ее демократичных украшений. “Когда вы носите предметы бижу, они должны быть значимы, ярки. И тогда какая разница, настоящие ли это драгоценности?” — спросила Коко. И возвела нитку поддельного жемчуга в ранг высокой моды. А вскоре элегантные женщины стали надевать украшения на прогулку и даже на пляж. В 50-х годах Шанель вернула в моду ожерелья. Ее манере носить ис­кусственный жемчуг следовала в свое время баронесса Ротшильд и другие знатные дамы.

Современную бижутерию создают зна­менитые художники и модельеры. Произ­водство искусственных украшений, безусловно, стремительно растет. Между прочим завораживающее сияние камней “Яблонекса” позволило чешской бижутерии стать в один ряд с лучшими ювелирными украшениями мира; Италия славится эмалями и муранским стеклом; Майорка—родина самого качественного искусственного жемчуга; Австрия — это знаменитые кристаллы Сваровски. Серьез­ными конкурентами европейцев считают­ся Япония, Гонконг и Тайвань.

Мода меняется слишком быстро для того, чтобы успевать с такой же скоростью подбирать под новое платье дорогую “ювелирку”. Коко Шанель ввела применительно бижутерии специальный термин costume. Желая подчеркнуть, что эти украшения стали неотъемлемой частью мод­ного костюма.

Джон Гальяно на протяжении двух по­следних лет представляет для дома “Кристиан Диор” умопомрачительные кол­лекции украшений. Ценность которых определяется остротой модной идеи: ожерелья с расписанными вручную фарфоровыми медальонами; колье в афри­канском стиле, “средневековые ошейни­ки” из металлических кружев. Да, новая бижутерия широко использует искус­ственные материалы, иной раз вызываю­ще “ненастоящие”.

Жажда украшатся. Еежедневная радость

Приятно, что бижу можно носить практи­чески с любым нарядом. Но ни в коем случае не стоит миксовать ее с драгоценностями—лишь у Ша­нель это не выглядело вульгарно.

И к вашему сведению с подозрительно дешевыми украше­ниями стоит быть осторожнее: они могут быть выполнены из небезопасных матери­алов с некачественной краской и т. п.

Кстати, бижутерия прекрасна как поле для творчества. Вы, без всякого сомнения, можете, напри­мер, надеть крупное ожерелье как изящ­ный ремешок к маленькому платью.

А, более того, не­брежно накрутив ожерелье на руку, “изобрести” оригинальный широкий браслет. Главное — носите бижу с удоволь­ствием и вспоминайте почаще совет Шанель: украшений должно быть много — как ежедневной радости.